Международный Центр Рерихов - Международный Центр-Музей имени Н.К. Рериха

Международная общественная организация | Специальный консультативный статус при ЭКОСОС ООН
Ассоциированный член ДОИ ООН | Ассоциированный член Международной Организации Национальных Трастов
Коллективный член Международного совета музеев (ИКОМ) | Член Всеевропейской федерации по культурному наследию «ЕВРОПА НОСТРА»

Семья РериховЭволюционные действия РериховЖивая ЭтикаМЦРМузей имени Н.К. РерихаЛ.В. Шапошникова
Защита имени и наследия РериховОНЦ КМ КонференцииПакт РерихаЖурнал «Культура и время»Сотрудничество

      рус  eng
версия для печати

Вопросы
по диссертации В.А. Росова «Русско-американские экспедиции Н.К. Рериха в Центральную Азию (1920-е и 1930-е годы)», выносимые на комиссию Президиума ВАК.

1. О стремлении Н.К. Рериха создать новое государство вооруженным путем.

В.А. Росов:

«После неудачной миссии к московским коммунистам летом 1926-го (проведены переговоры и переданы письма Махатм) у Рериха созревает собственный план – использовать имя и авторитет Панчен-ламы как знамя в религиозной войне буддистов. Конечная цель – создание нового государства на пространствах Гоби» (стр. 53).

Утверждения диссертанта вполне конкретны:

  • у Н.К. Рериха имеется план развязать религиозную войну с использованием имени Панчен-ламы;
  • цель религиозной войны – создание нового государства на пространствах Гоби.
Вопросы:
  1. Где в диссертации представлены доказательства того, что у Н.К. Рериха имелся план развязать религиозную войну буддистов c использованием имени Панчен-ламы?
  2. Приведите доказательства из диссертации, что цель религиозной войны – создание нового государства на пространствах Гоби.

 

 

«Ламы говорят: «Да, только Россия может понять истинное учение». Известно, что при многолюдных монастырях имеются боевые священные дружины лам, стойко выступающие…»

Случайно ли Рерих пишет о боевых дружинах лам? Или все-таки в этом есть умысел – намекнуть Советам, что при необходимости объединение Азии может быть достигнуто вооруженным путем…» (стр. 80–81)

Диссертант приводит цитату Н.К. Рериха, которая не дает ни малейшего основания для утверждения того, что боевые дружины лам в монастырях предназначены не для самообороны, а для ведения боевых действий по захвату чужих территорий.

Вопросы:
  1. Приведите доказательства из диссертации, что Н.К. Рерих предполагал возможным объединение Азии вооруженным путем, используя боевые священные дружины лам.
  2. Какие в диссертации имеются основания для утверждения того, что письмо Н.К. Рериха, из которого извлечена цитата, следует интерпретировать как «намек Советам»?

 

 

«Вероятно, Н.К. Рериху важно было соединить две, казалось бы, взаимоисключающие области, военную и культурную. Военная мощь, подкрепленная привлекательной идеей, становится несокрушимой силой» (стр. 201).

Вопросы:
  1. Представьте из диссертации доказательства того, что Н.К. Рерих в своей деятельности соединял военную и культурную области?
  2. Какие в диссертации имеются основания для утверждения, что соединение военной и культурной деятельности для Н.К. Рериха было важным направлением?

 

2. Для ведения военных действий по захвату территорий СССР, Монголии, Китая и Северного Тибета, необходимых для создания нового государства, В.А. Росов приписывает Н.К. Рериху и Ю.Н. Рериху стремление собрать армию.

Военным интересам руководителя экспедиции Росов посвятил целый подраздел с одноименным названием (стр. 227). В этом разделе диссертации В.А. Росов пытается нас убедить в том, что Н.К. Рерих и его сын Юрий в целях создания нового государства пытались привлечь остатки Белой Армии, расквартированной в Харбине (Маньчжурии). И в качестве доказательств военных замыслов Н.К. Рериха, связанных с его идеей построения Сибирского государства (стр. 232) ссылается на :

  1. Встречи Рерихов в Харбине с русскими генералами: «Такой интерес к генеральской верхушке нельзя считать случайным» (стр. 228).
  2. Клевета в профашистской прессе Харбина, обвиняющей Н.К. Рериха в планах «захвата Сибири» (стр. 233).
  3. Маньчжурский дневник Ю.Н. Рериха (стр. 233).

 

(1) Встречи Рерихов в Харбине с русскими генералами:

«Главное, Маньчжоу-Го становилось плацдармом в будущей борьбе с СССР непримиримой Японии и, что немаловажно, русской эмиграции. А Рерих как раз претендовал на роль вождя, объединяющего эмигрантов, белых офицеров и казачество» (стр. 196).

Вопросы:
  1. Представьте из диссертации доказательства того, что Н.К. Рерих претендовал на роль вождя, объединяющего эмигрантов, белых офицеров и казачество.
  2. Где в диссертации доказательства того, что русская эмиграция пыталась использовать Маньчжоу-Го для борьбы с СССР?

 

«Отбор генералов» начался еще задолго до приезда экспедиции в Харбин. Летом 1932 года вице-президент музея Рериха З.Г. Лихтман направила письмо В.К. Рериху, в котором просила передать двум уважаемым генералам – Хопра и Мори, книгу Ю.Н. Рериха «По тропам Средней Азии» (монография была написана на основе дневников после Тибетской экспедиции). <…>

Весьма вероятно, армейские генералы выбирались не случайно. Генералы Мори и Хопра являлись крупными военными деятелями и были, следовательно, идеальными фигурами для воплощения стратегических планов <…>

Для того чтобы усилить и провести в жизнь «сибирскую идею», Н.К. Рерих осенью 1934 года предпринял издание самостоятельной книги «Священный Дозор» (стр. 228).

Вопросы:
  1. Где в диссертации представлены доказательства того, что направление книги Ю.Н. Рериха «По тропам Средней Азии» двум генералам можно расценивать как «отбор генералов» для осуществления стратегических планов Н.К. Рериха?
  2. На основании каких исторических документов, используемых в диссертации, основывается Ваше предположение («Весьма вероятно»):
    что Н.К. Рерих отбирал генералов;
    что этот отбор проходил в целях воплощения стратегических планов Н.К. Рериха, т.е. создания независимого государства.
  3. Представьте из диссертации доказательства того, что целью издания книги «Священный Дозор» для Н.К. Рериха было проведение в жизнь «сибирской идеи», т.е. создание сибирского государства.

 

«Газета «Русское Слово» вышла с заголовком «День Непримиримости объединил всю эмиграцию» (8.11.1934). Она опубликовала полный текст речи высокого покровителя РОВСа академика Рериха. Речь посвящалась религиозным основам сотрудничества. Фактически в ней содержался призыв к близкой борьбе «под знаменем Духа Святого» с богоборческими силами, под которыми подразумевались большевики.

«Не однажды человечество, обуянное тьмою, выступало на богоборчество… Не однажды народы обрекали себя на одичание и утеснение. Гидра безбожия пыталась поднимать свою ядовитую голову, но каждый раз подтверждалась истина, что Свет побеждает тьму. После темноты еще ярче Свет.

В сиянии солнца солнц невозможно спать, и встает человек в бодрствовании к новому труду, к созиданию. И теперь расточатся все враги Бога. Народы поймут светлую ответственность созидания. Созидание требует сотрудничества. Сотрудничество требует доверия… Не будет повторением твердить об объединении» (стр.231–232).

Выступления Н.К. Рериха, которые В.А. Росов приводит в своей диссертации, свидетельствуют исключительно о призывах Рериха « к новому труду, к созиданию», но тем не менее диссертант наделяет Н.К. Рериха милитаристскими устремлениями против СССР.

Вопрос:
  1. Где в диссертации представлены доказательства того, что Н.К. Рерих призывал к борьбе с большевиками, т.е. к войне против СССР?

 

«В начале июня 1934 года в Харбине проходили «Дни Русской культуры», и повсюду Н.К. Рерих принимал участие в торжественных заседаниях. 5 июня большой праздник пришел в «Молодую Чураевку». <…> С заключительной речью выступил Н.К. Рерих, она называлась «Несение света». <…>

Следующий «День культуры» устраивался Академической группой и прошел 7 июня в зале Коммерческого собрания. <…> И снова самым содержательным оказался доклад Н.К. Рериха – «Пантеон русской культуры». <…>

Через несколько дней, 11 июня прошел «День культуры», организованный Беженским комитетом. <…> Под рукоплескания зала вышел Н.К. Рерих и произнес доклад на тему «Оружие Света». А завершился цикл вечеров культуры 24 июня в Первом Реальном училище. Там выступление художника называлось «Культура – это молитва Богу» (стр. 210–211).

Вопрос:
  1. Почему диссертант утверждает о военной направленности выступлений Н.К. Рериха, когда в диссертации нет ни одного доказательства этому, а приводятся только выступления Н.К. Рериха, посвященные вопросам культуры?

 

  

(2) Клевета в профашистской прессе Харбина, обвиняющей Н.К. Рериха в планах «захвата Сибири» (стр. 233):

«Накануне отъезда рериховской экспедиции в глубь Монголии, 17-го ноября 1934 года начали происходить события, которые нанесли удар по «военным замыслам» Н.К. Рериха, связанным с его идеей построения Сибирского государства. Русская фашистская партия развернула в прессе травлю Рериха и его учреждений в Харбине. Провокационный материал появился сразу в трех газетах, финансируемых японцами. Можно предполагать, что это было делом рук японской разведки, которая сняла фотокопии частных писем Рериха в почтовой конторе на японском судне «Катору Мару» еще в 1924–25 годах, когда художник выезжал из Индии в Европу и Америку. И ровно через десять лет эти письма всплыли как компромат на руководителя экспедиции в связи с его планами «захвата Сибири». Военная ориентация Н.К. Рериха и его сына Ю.Н. Рериха, их работа среди эмиграции, вероятно, становилась помехой в намерениях Японии постепенно подчинить молодое государство Маньчжоу-Го своему полному влиянию. <…>

Именно этот период является крайне важным для понимания «военных интересов» Н.К. Рериха в Азии» (стр. 232–233).

Вопросы:
  1. Где в диссертации представлены доказательства того, что у Н.К. Рериха был план под названием «захват Сибири»?
  2. Какие в диссертации имеются доказательства того, что этот план носил военную ориентацию?
  3. На основании каких исторических документов, приведенных в диссертации, сделан вывод, что деятельность Н.К. Рериха и его сына Ю.Н. Рериха носила военную ориентацию?

           

  

(3) Маньчжурский дневник Ю.Н. Рериха (стр. 233):

«В отличие от дневника отца, Н.К. Рериха, и экспедиционных дневников подобного рода, у Ю.Н. Рериха подробно представлен материал, пригодный для составления военных маршрутов (карт) или ведения боевых действий (топография местности, замеры высот, расстояния в милях от характерных природных объектов, русла пересыхающих рек, повороты дорог, роза ветров)» (стр. 234).

«Цели написания экспедиционного дневника самим автором не сформулированы. Однако текст несет на себе отпечаток явно военного характера. Возможно, собранные в нем сведения предназначались для будущих операций на дальневосточном театре военных действий» (стр. 236).

«Таким образом, в деятельности Рерихов в Харбине и, в целом, на Дальнем Востоке довольно неожиданно обнаруживается военно-политическая составляющая» (стр. 237).

Вопросы к диссертанту:
  1. Вы являетесь специалистом в области ведения боевых действий и стратегических операций?
  2. У Вас имеются заключения военных специалистов о том, что записи в дневнике Ю.Н. Рериха предназначались или могли быть использованы для ведения боевых действий или проведения будущих операций на дальневосточном театре военных действий?
  3. Тогда на каком основании Вы делаете такие абсурдные выводы, если в диссертации нет оснований для этого?

 

3. Н.К. Рерих в диссертации В.А. Росова представлен союзником Японии в войне против СССР.

В.А. Росов: 

«Главное, Маньчжоу-Го становилось плацдармом в будущей борьбе с СССР непримиримой Японии и, что немаловажно, русской эмиграции. А Рерих как раз претендовал на роль вождя, объединяющего эмигрантов, белых офицеров и казачество» (стр. 196).  

«Он [Н.К. Рерих] неизбежно должен был стать на сторону Японии в надвигающемся возможном конфликте <…>»(стр. 40).

Вопрос:
  1. Где в диссертации представлены доказательства того, что Н.К. Рерих неизбежно должен был стать на сторону Японии в ее борьбе (войне) против СССР?

 

«Несомненно, Рерих вполне разделял прояпонские идеи <…>. Напомним, что путь экспедиции в Маньчжурию лежал через Японские острова…» (стр. 194).

Вопрос:
  1. Какие в диссертации имеются основания для утверждения того, что Н.К. Рерих разделял прояпонские идеи?

 

 

«30 мая 1934 года Н.К. Рерих с сыном прибыл в Харбин. По приезде он дал интервью газете «Заря» <…> Сразу же речь зашла о ценности духа, тех вечных понятиях, которые всегда ковали победу японской нации. «Дух ниппонской самурайской жизни в истории человечества – символ героизма, патриотизма и храбрости» – этими словами начиналась беседа с корреспондентом. А заканчивалась она с не меньшим героическим пафосом. «Ниппонский гений стоит на страже охраны духовных ценностей Культуры. И мы приветствуем эти благородные действия как залог блестящего будущего. Чувствование и оценка благородства, красоты, героизма уже означает собирание сил для нового строительства и новой кооперации». В Маньчжурию Рерих вступил как посланник Японии. Этой «страной творческого горения» художник восхищался безраздельно. Да и свел весь разговор к единственно главной мысли – новому строительству и кооперации под взмахом самурайского меча» (стр. 205).

Вопросы:
  1. Какие исторические документы, приведенные в диссертации, дают основание для утверждения того, что Н.К. Рерих в Маньчжурии представлял интересы Японии (был посланником Японии)?
  2. Какие в диссертации имеются доказательства того, что Н.К. Рерих говорил о новом строительстве и кооперации «под взмахом самурайского меча»?


 

4. В.А. Росов в диссертации представил Рерихов противниками признания СССР международным сообществом.

В.А. Росов:

« Ни сам художник, ни его ближайшие сподвижники категорически не соглашались с признанием Советского Союза. Негласно все находились в оппозиции к коммунистическому режиму» (стр. 184).

Вопрос:
  1. Какие в диссертации имеются доказательства такого утверждения?

 

5. Фальсификация диссертантом целей Центрально-Азиатской и Маньчжурской экспедиций Н.К. Рериха.

В.А. Росов:

«Обе экспедиции, Тибетская и Маньчжурская, были напрямую инициированы идеей построения монголо-сибирского государства. Н.К. Рерих сознательно предпринимал шаги к его организации, опираясь на собственный опыт политических контактов с лидерами мировых держав и используя масштаб своей деятельности в сфере культуры и международного права» (с. 364).

Таким образом, диссертант для утверждения того, что Н.К. Рерих сознательно предпринимал шаги к построению монголо-сибирского государства, основывается:

  • на политических контактах Н.К. Рериха с лидерами мировых держав;
  • на масштабах деятельности Н.К. Рериха в сфере культуры;
  • на масштабах деятельности Н.К. Рериха в сфере международного права.
Вопросы:
  1. Какие в диссертации имеются доказательства того, что встречи Н.К. Рериха с лидерами мировых держав, масштаб его деятельности в сфере культуры и международного права являются основанием для утверждения: «Рерих сознательно предпринимал шаги к организации монголо-сибирского государства»?
  2. Какие имеются доказательства того, что причиной и целью проведения двух экспедиций Н.К. Рериха была идея построения монголо-сибирского государства?

 

«В диссертации предложен новый подход к описанию центральноазиатских экспедиций Н.К. Рериха с точки зрения их общественно-политических целей и геополитических интересов. Обе экспедиции являются этапами в решении единой задачи, поставленной русским художником в самом начале его вынужденной эмиграции. Речь идет о концепции «Новой Страны» – создании независимого государственного образования на территории Азии» (стр. 19).

«Фактически обе экспедиции составляли одно целое и преследовали общую цель, которая заключалась в создании независимого «Сибирского государства» на территории Центральной Азии» (стр. 32).

Вопросы:
  1. Почему в диссертации отсутствуют цели экспедиций, которые были сформулированы самим Н.К. Рерихом, и его оценка итогов экспедиций?
  2. Где в диссертации представлены доказательства того, что обе экспедиции составляли одно целое и преследовали общую цель – создание независимого «Сибирского государства» на территории Центральной Азии?

 

«Д.Н. Бородин оставался деятельной направляющей силой, благодаря которой экспедиция продвигалась по Азии» (стр. 136).

«Для Н.К. Рериха Тибет тоже оставался заветной мечтой. При прибытии в Москву в 1926 г. он обсуждал тибетские планы с Советским правительством» (стр. 137).

Вопросы: 
  1. Какие имеются в диссертации доказательства того, что представитель Советского Правительства Д.Н. Бородин руководил (был деятельной и направляющей силой) продвижением Центрально-Азиатской экспедицией Н.К. Рериха?
  2. Приведите из диссертации доказательства того, что Н.К. Рерих обсуждал «тибетский план с Советским Правительством».


 

6. Превращение В.А. Росовым Пакта Рериха – величайшего культурного проекта прошлого века – в средство создания независимого государства.

В.А. Росов:

«Однако Пакт Рериха – это также и звено в большой политике <…>» (стр. 6).

«Возникает естественный вопрос: почему утверждению Знамени Мира придавалось такое огромное значение? Ответ подсказывает Зинаида Лихтман, реагируя на письма своих учителей Н.К. и Е.И. Рерих. Конвенция в Вашингтоне является лишь шагом на пути в будущее, она – часть Великого плана. Необходимо «участвовать в Конвенции… и тем самым возбудить интерес к этому Великому плану». Становятся понятными дальнейшие перспективы Маньчжурской экспедиции, проходившей на фоне все возрастающего движения Пакта» (стр. 262).

Пакт Рериха, как утверждает диссертант, – это звено в большой политике Н.К. Рериха. В соответствии с диссертацией В.А. Росова целью политической деятельности Н.К. Рериха являлось построение независимого государства. Следовательно, Пакт Рериха непосредственно направлен на эту цель.

Вопрос:
  1. Представьте из диссертации доказательства того, что Пакт Рериха это «звено в большой политике» по достижению цели создания независимого государства.


 

7. Деятельность Н.К. Рериха, направленная на создание кооперативов, представлена в диссертации как предварительные шаги по пути создания нового государства.

В.А. Росов:

«При обсуждении в Вашингтоне плана Маньчжурской экспедиции Н.К. Рерих уже учитывал перспективу будущего строительства на Дальнем Востоке. В основу была положена экономика. Первым предварительным шагом на пути создания нового государства стала организация кооперативов» (стр. 276).

Вопрос:
  1. Представьте из диссертации доказательства того, что организация Н.К. Рерихом кооперативов была «первым предварительным шагом на пути создания нового государства».


 

8. Подмена диссертантом философско-этического понятия Н.К. Рериха «Новая Страна» на «процесс создания нового государства в Центральной Азии».

В.А. Росов:

«Обе экспедиции являются этапами в решении единой задачи, поставленной русским художником в самом начале его вынужденной эмиграции. Речь идет о концепции «Новой Страны» – создании независимого государственного образования на территории Азии» (стр. 19).

«Фактически обе экспедиции составляли одно целое и преследовали общую цель, которая заключалась в создании независимого «Сибирского государства» на территории Центральной Азии» (стр. 32.)

«После неудачной миссии к московским коммунистам летом 1926-го (проведены переговоры и переданы письма Махатм) у Рериха созревает собственный план – использовать имя и авторитет Панчен-ламы как знамя в религиозной войне буддистов, Конечная цель – создание нового государства на пространствах Гоби» (стр. 53).

«Упомянутая выше деятельность Н.К. Рериха сводится к его концепции «Новой Страны», некоего идеального государственного образования в Центральной Азии <…> Территориальные границы Новой Страны в течении более десяти лет, с момента первой до окончания второй экспедиций, оставались достаточно условными. В ее ареал попадали земли Русского и Монгольского Алтая, Синьцзяна, Северного Тибета и Внутренней Монголии. Новое государственное образование в эмигрантской прессе получило наименование, почерпнутое у самого Рериха, – «сибирское», или «монголо-сибирское государства» (стр. 363).

«Обе экспедиции, Тибетская и Маньчжурская, были напрямую инициированы идеей построения монголо–сибирского государства. Н.К. Рерих сознательно предпринимал шаги к его организации, опираясь на собственный опыт политических контактов с лидерами мировых держав и используя масштаб своей деятельности в сфере культуры и международного права» (стр. 364).

Вопросы:
  1. Приведите из диссертации доказательства того, что Н.К. Рерих под понятием «Новой Страны» подразумевал создание независимого государства (стр. 19, 53, 363).
  2. Где в диссертации доказательства того, что Н.К. Рерих планировал создать идеальное государство за счет территорий СССР, Монголии, Китая и Северного Тибета (стр. 363)?
  3. Верят ли сам диссертант и его оппоненты в то, что возможно было осуществить идею создания независимого государства в 20-30 годы прошлого века?
  4. Какие в диссертации имеются доказательства того, что Н.К. Рерих «сознательно предпринимал шаги для построения монголо-сибирского государства» (стр. 364)?
  5. Где в диссертации доказательства, что Н.К. Рерих говорил, писал или разрабатывал идеи создания «сибирского» или «монголо-сибирского государства» (стр. 364)?


 

9. В.А. Росов представляет Н.К. Рериха сотрудничающим с ОГПУ хотя во вступительной части диссертации утверждает обратное.

Утверждение В.А. Росова в вводной части диссертации.

«В конце 1990-х годов появились историко-мистические романы и повести, искажающие представления об экспедициях Н.К. Рериха, – Олега Шишкина «Битва за Гималаи. НКВД: магия и шпионаж», Антона Первушина «Оккультные тайны НКВД и СС», Игоря Минутко «Искушение учителя: версия жизни и смерти Николая Рериха». На страницах первой, наиболее популярной книги, например, утверждается, что Н.К. Рерих являлся агентом советских спецслужб и осуществлял свою Центральноазиатскую экспедицию «под руководством» Я.Г. Блюмкина. Научные исследования не подтверждают данную версию, так же как и официальные представители Службы внешней разведки» (стр. 8–9).

Однако далее в диссертации В.А. Росов пытается представить сотрудничество Н.К. Рериха с ОГПУ.

«Но самая замечательная встреча произошла в ГПУ <…>» (стр. 138).

«Первый визит туда [в ОГПУ – прим. МЦР] «без сомнения и страха» Николай Константинович нанес вместе с сыном Юрием. Таким образом установились дружеские отношения с заместителем председателя ОГПУ Михаилом Абрамовичем Трилиссером» (стр. 138).

Как обычно, В.А. Росов «забыл» сказать о том, что М.А. Трилиссер был руководителем иностранного отдела ОГПУ, (советской внешней разведки). А это уже придает совсем другое значение посещениям ОГПУ. Именно этого и добивается В.А. Росов, который настойчиво подводит читателей своей диссертации к мысли о том, что Н.К. Рерих использовал своих американских сотрудников для связи с руководителем советской разведки:

Вопросы:
  1. Где в диссертации раскрывается вопрос о том, чем была замечательна встреча в ОГПУ?
  2. Какие в диссертации представлены доказательства дружеских отношений Н.К. Рериха и руководителя советской внешней разведки М.А. Трилиссера?

 

«<…> 27 апреля, супруги два часа провели в беседе с Михаилом Абрамовичем. Предмет разговора был значительным. При отъезде Н.К.Рерих дал своим сотрудникам указания для разговора с Трилиссером <…>» (стр. 141).

Вопросы:
  1. Где в диссертации представлены доказательства значительности разговора с М.А. Трилиссером?
  2. Приведите доказательства того, что Н.К. Рерих дал своим сотрудникам указания для разговора с М.А. Трилиссером.
  3. Что содержали в себе эти указания?

 

Для того чтобы понять, что диссертант действительно пытается доказать, якобы, имеющуюся связь Н.К. Рериха с советской разведкой обратимся к его книге «Николай Рерих: Вестник Звенигорода», которая и положена в основу диссертации:

«В начале прошлого века было естественным служить на пользу отечеству любым доступным способом. Путешественники Козлов и Пржевальский выполняли задания Генерального штаба и занимались разведкой. Сотрудничество Рериха с ОГПУ – это тоже часть его метода, добиваясь главного, принимать все ради всего» (Росов В.А. Николай Рерих: Вестник Звенигорода. – Книга 1. Великий План. – СПб. 2002. – С. 194).

Как видим, здесь В.А. Росов открыто заявляет о сотрудничестве Рериха с советской разведкой. В книге присутствует тот же набор бездоказательных утверждений, что и в диссертации. С одной только разницей: в диссертации отсутствует явное утверждение В.А. Росова о сотрудничестве Н.К. Рериха с ОГПУ.


 

10. Диссертант незаконно использует записи из дневников Е.И. Рерих, которая запретила публиковать еще не изданную ее часть ранее, чем через 100 лет после ее смерти (1955 г.). При этом смысл записей В.А. Росов подвергает фальсификации и подлогу.

«Итак, тибетские власти отказались принять посольство Всемирного Союза, и Далай-ламой на Западе был избран Н.К. Рерих (согласно дневнику Е.И. Рерих). А заместителем Далай-ламы в Америке – младший сын Святослав, который в этот период действительно увлекался буддизмом. Оценивать объективно подобные явления невозможно, остается только констатировать факт. Никаких документов о проведении Собора буддистов пока не найдено» (стр. 124).

Вопросы:
  1. В диссертации отсутствует цитата из дневника Е.И. Рерих, которая могла бы подтвердить данный вывод В.А. Росова, т.к. ее вообще не существует. В таком случае, на каком основании диссертант делает такие далеко идущие выводы?
  2. Где в диссертации представлены доказательства того, что заместителем Далай-ламы в Америке был избран С.Н. Рерих?


 

Общие выводы:

1. Приведенные утверждения диссертации В.А. Росова «Русско-американские экспедиции Н.К. Рериха в Центральную Азию (1920-е и 1930-е годы)» в отношении Рерихов – выдающихся представителей российской культуры – являются бездоказательными, ложными и оскорбительными.

2. Такая направленность диссертации является сознательным действием В.А. Росова по распространению ложной информации о Рерихах.

3. Нельзя допустить утверждение диссертации В.А. Росова, поскольку в случае ее утверждения в научный оборот будет введена ложь о Рерихах.